Легенды горы Иремель (Из рукописи Дмитриева А. И.)

башкиры

1

Легенда о реках в Башкирии.

Даже самые древнейшие предания башкир связаны с Иремелью. Так, сыновья самого первого батыра всех башкир – батыра Урала, выполняя наказ своего умирающего отца – добыть питьевую воду для башкир, напоить водой свой народ и его скот, обратили свой взор, прежде всего на Иремель.

Старший его сын, молодой батыр Идель, взял меч своего отца. Ударом этого меча рассек Иремель пополам, и потекла из этой щели главная река всех башкир Агидель (Белая). Удар был так силен, что дала гора много щелей, из которых потекли малые реки, верхние протоки Агидели, теперешние Большой и Малый Авняр, Тыгын и Синяк.

Второй сын, молодой батыр Яик, тем же мечем, еще раз ударил по Иремели и рассек ее снова донизу. И потекла из горы новая река Яик – теперешний Урал. Из образовавшихся при ударе других щелей потекли реки Уй, Ай и Тюлюк.

Помогали своим братьям и другие сыновья батыра Урала. Его сын, батыр Нугуш, ударом меча рассек гору Юрмату и выпустил из нее реку Нугуш.

Приемный сын батыра Урала, молодой батыр Сакмар, отсек от главного хребта гору Ирендык – дал начало реке Сакмаре.

Выполнив волю своего отца, молодые батыры Идель, Яик, Нугуш, Сакмар – обеспечили весь башкирский народ чистейшей питьевой водой. Первый батыр башкир Урал, умирая, завещал своему народу никогда не пить воду из озер, омутов и ям, так как сам он допустил ошибку и умер только потому, что напился воды из озера. Как после этого не почитать гору Иремель, которая дала столько воды всему башкирскому краю – обеспечила весь народ, его скот и напоила землю.

2

«Дух» горы Иремель

Молодые егеты Хауган и Тюляк упорно и настойчиво забираются на Иремель с востока. Сердце у каждого из них непрерывно и гулко стучит. И оттого, что тяжел подъем и от того, что жутковато и тревожно в первый раз в жизни лезть на такую высоту, и в такую глушь да еще на такую гору, которую всегда считали жилищем богов.

Но егеты задались целью проникнуть на другую сторону Иремели, которую они никогда не видели и не знают, за которой где-то прячется на ночь кояш – солнце. По слухам, там много медведей и рысей и встречаются лоси с рогами в двенадцать отростков. Добыча достойная настоящих егетов.

Поднявшись на перевал, егеты были поражены открывшимся их взору просторам. Огромные каменные поля, покрыты нежной зеленью высокогорных трав. Редкие островки темно-зеленой карликовой ели. Да и те поднимаются только до северного перевала. Дальше – ни одного деревца! Только серые камни и нежная зелень травы с пятнами белых цветов. Рядом, слева – каменные осыпи Большой Иремели, круто уходящие вверх, в небо. Справа – серо-зеленые просторы каменной тундры – Малой Иремели. Совсем рядом, вокруг егетов – море зеленой в их рост высокой травы – кымызлык – кислянка. Кымызлык молодой, толстый, очень сочный и такой вкусный!

Вот, наконец, и северный перевал! Вместо возгласа удивления – немое молчания! Испуганная растерянность. Перед егетами открылся внезапно огромный мир. Десятки горных хребтов один за другим уходят в голубую даль. Огромные горные вершины тесно столпились в кучу. Нескончаемые темно-зеленые таежные леса. Никогда не думали егеты, что мир так велик. Их, жителей степного Зауралья, такой громадный мир гор и лесов просто напугал. Долго стояли они в немой растерянности, боясь шагнуть в этот мир.

Здесь их и застала ночь. Вдруг, когда уже глаза начали слипаться, раздался сильный удар внутри горы – прямо под егетами. Кто-то большой ворочался в горе, ударял в камни, пытаясь вырваться наружу. Подошвами ног выскочившие егеты чувствовали толчки снизу. Шел какой-то гул внутри горы. У егетов волосы на голове зашевелились от страха, так они моментально вспомнили рассказы старых башкир о том, что в горе Иремель спрятан дух горы.

Спрятан давно, еще в незапамятные времена, много лет он спит, находясь в забытье, и ничем себя не обнаруживает. Но вот проходит сколько-то лет.… Десять или около того. Надоедает ему лежать без движения. Онемеют руки и ноги, и начинает он ворочаться внутри горы, биться о каменные стены, пытаясь вырваться наружу, выход из-под земной темницы он забыл. Да и нет уже давно. Завалило все каменными валунами осыпей и обвалами отвесных скал. Помнит только, что когда-то вход в подземелье был где-то с южной стороны, в самом низу горы, от громадной каменной реки под отвесными каменными стенами Тыгына или Иремельского камня.

Чаще всего поворочается дух горы, поворочается, устанет, выбьется из сил и заснет опять на долгие годы. Но бывает и так, что иногда понатужится и приподнимет гору, – лопнет она и образует где-нибудь щель. Не напрасно же замечают, что гора Иремель, как и все горы в окрестности, с годами становится все выше и выше.

В образовавшуюся в горе щель вырвется дух горы наружу и начнет резвиться – летать по высокогорному лугу между каменными осыпями и кромкой леса. Тогда его даже можно видеть. То там, то тут он появляется в виде большой, бесформенной белой птицы, бесшумно летающей на небольшой высоте. Бывает и так, что появление духа необязательно предшествуют удары под землей. Проснувшись после нескольких лет спячки, он вдруг обнаруживает, что щель после предыдущей прогулки осталась незакрытой и нет надобности трудиться, делая другую. Можно воспользоваться старой.

Вот и сейчас наши егеты после двух – трех ударов под ногами вдруг увидели, как совсем рядом сними с каменных осыпей слетела большая белая птица – «дух» горы. Слетела, плавно взмахнула большими длинными крыльями, качнулась с крыла на крыло и также внезапно исчезла – словно растаяла. Тем временем, исчезнув в одном месте, белая птица тут же возникла в другом, но опять у кромки каменных осыпей. Когда она туда перелетела? Егеты не заметили. Исчезая в одном, и появляясь в другом месте, белая птица все время меняла свою форму и размеры. То она вытягивалась в длину, и крылья были длинными и узкими, то вдруг становилась толстой – короткой, с широкими небольшими крыльями. Полеты духа горы происходили вдоль нижней кромки каменной осыпи во всю ее еле различимую в ночи длину. Полеты странные, как будто она все время слетает с камней, а когда туда возвращается – совсем не видно. Не уловишь! Полеты совершенно беззвучны, словно летает кто-то бестелесный.

Несколько раз егеты пытались поразить эту птицу из кремневки или еще лучше из лука, но каждый раз страх перед духом горы удерживал их от решительных действий. Когда же она, слетая в очередной раз с каменных осыпей, пролетела прямо у них над головой и очень низко, они убедились, что она – дух, а не птица, так как сквозь нее они отчетливо видели тусклые звезды на небе. Страх их еще больше усилился. Им показалось, что дух горы, летая то тут, то там, словно разыскивает, и не кого-нибудь, а именно их, надежно укрывшихся в каменной щели, разыскивает, чтобы покарать нарушивших запрет – не посещать гору, не тревожить забытых богов.

Тем временем дух горы стал летать все реже и как-то заметно помельчал в размерах. Внизу же, на кромке леса, где берет начало горная речка, появилось большое белое пятно. Дух перестал летать, а пятно это заметно росло и ширилось, сползая вниз. Но это было уже не страшно – походило на туман, что в такие же июльские ночи возникал и у них в ауле над Агиделью.

Но ведь наша легенда говорит, что когда башкиры забыли своих старых богов, живущих на Иремели, перестали их навещать, приносить им подарки, обиделись боги на людей и покинули свои привычные места на горе. Главные из них поднялись на Тенгри, на небо и поселились там. Другие же, что помельче, ушли под горы. И хозяин горы Иремель, ее дух, поселился в сердце своей горы. Выходит он ночью на поверхность, только когда на горе появляются люди. Хорошему человеку он может даже показаться в виде белой птицы. Ведь и Гуклсяс бабай рассказывал егетам об этом же. Увидев хороших людей, не злодеев, дух горы около часа летает, – парит у них на глазах, затем исчезает. И тот человек, что своими глазами ночью увидит дух горы, якобы приобретает потом долголетие. Если это дух горы, а не див, то егетам, конечно, повезло, – жить они будут долго.

Как бы то ни было, но егеты увидели духа горы очень близко, у себя над головой. Если же это был див, принявший вид белой птицы, то егетов обнаружить так и не сумел, а, следовательно, не сумеет и покарать.

Немного успокоенные, они не заметили, как сон их поборол. Проснулись под утро от холода. За ночь камни остыли и перестали греть. Солнце еще не взошло. С этой ночной стороны горы оно долго не всходит. Желание рассказать всем в ауле о своей встрече с духом горы торопило егетов спускаться вниз – в родные места. Может быть, просто опасались они остаться еще на одну ночевку в компании с духом горы или дивом. Не обнаружил он их в эту ночь, может обнаружить в другую. Как бы там ни было, решили егеты немедленно уходить домой, а по дороге позаботиться о трофеях.

3

«Хумай» – птица счастья

Давно это было.… Очень давно. Когда еще жил первый из первых батыров башкир Урал-Батыр. Долго и много он воевал за счастье башкирского народа с носителем зла Шульганом и его помощниками – дивами. Битвы возникали то тут, то там, но все – в горах Южного Урала, южнее горы Иремель. Много раз он побеждал зло и его носителей, но со временем оно снова и снова поднимало голову. В последней битве, одержав победу, Урал-Батыр загнал всех дивов в воды малого озера. Решив лишить их последнего убежища, выпил батыр всю воду в озере. Не знал батыр, что этим совершает ошибку, – предопределяет себе смерть. Вместе с водой проникли дивы в желудок батыра и умертвили его. Умер Урал-Батыр. Охватило горе всех башкир. Похоронили батыра на «дороге Урала», т.е. на Урал-Тау, где Урал-Тау примыкает к Священной горе Иремель. Великое горе охватило башкирский народ. Однако не погибли башкиры. На их защиту, выполняя заветы своего отца, встали сыновья – молодые батыры. После похорон батыра его любимая первая жена, дочь Солнца – Хумай не захотела оставаться с людьми, так как не хотела доставаться в наследство, по тогдашнему закону, женой брату умершего мужа. В данном случае – женой Шайгану. Хумай хотела остаться верной своему умершему мужу батыру Уралу. Объявила она своему народу, что превращается в птицу - лебедь. Но лебеди тоже живут парами. Об этом всем хорошо известно. Поэтому Хумай объявила, что превращается в одинокую, вечно живущую лебедь. А так как Хумай не хотела далеко удаляться от своего башкирского народа, а напротив, хотела все время наблюдать за его жизнью, при случае помогать ему советом, подсказкой и приносить счастье, то решила она навечно поселиться на Иремельском озере. Каждой весной вместе с теплом возвращается только сюда. Как объявила Хумай своему народу, так и сделала. Тут же превратилась в одинокую лебедь и, простившись с народом, улетела в самые глухие места башкирской земли, в самое недоступное место – на Иремельское озеро. Чтобы народ не забывал ее, пообещала она при прощании показываться время от времени самым упорным, самым настойчивым и самым достойным людям и награждать их счастьем! Вот тогда, после похорон батыра Урала весь башкирский народ принял на себя клятву – оберегать лебедей. Не убивать их, не есть их мясо. Ведь лебеди – это люди, превратившиеся в лебедей. Вместе с собой Хумай превратила в лебедей и всех девушек своей свиты. Только с той разницей, что они превратились в обычных лебедей, а она в одинокую лебедь, оставшуюся жить вместе со своим народом на его земле. Поэтому башкиры много веков подряд не убивали лебедей и особо оберегали лебедь, живущую на Иремельском озере.

С тех пор прошло очень много лет. Много раз счастливчики встречались с лебедем на Иремельском озере.

Так случилось, что людям после этой встречи сопутствовало счастье. Вот и укрепилась в нарде вера, что Хумай – не просто одинокая лебедь, а птица, заботящаяся о счастье своего народа. Хумай – птица счастья!

Новости

Описание страницы: Легенды горы Иремель (Из рукописи Дмитриева А. И.)
Релевантные фразы: Легенды горы Иремель (Из рукописи Дмитриева А. И.)